Огненные грани войны, огненные грани Победы


«Война нас гнула и косила» - это слова из известной песни о войне. Да, гнула и косила великим множеством способов. Она косила нас и непосредственно на полях сражений. Так гибли и ратные воины, и «штрафники»: в последних зачастую пули летели и спереди и сзади…

В далёкие исторические времена это был практически единственный способ выявления победителей в войне, единственный способ «косить» противника. Великая Отечественная косила нас многими своими огненными гранями.

Авиационные бомбы, артиллерийские снаряды, мины в земле косили людей за сотни километров от линии фронта. Война косила мирных жителей в партизанских краях, где фашисты мстили стране за народную войну.

Война уничтожала людей в концлагерях на западе и на востоке, в огненных тисках блокады и не только посредством оружия, а ещё холодом, голодом, уничтожением, страхом…

Всеми возможными способами убивала она мирных людей.

Война косила и после войны. Сколько людей умерло от телесных и душевных ран? И через год, и через два, и через много лет после объявленного окончания войны. А сколько людей покосили оставленные фашистами на нашей земле мины? И какие подлые мины-ловушки ждали своего часа в расчете на доверчивость взрослых и детское любопытство! И немцев уже давно не было на Усвятской земле, когда группа ребят, отправившихся разряжать вражеские мины, была буквально растерзана взрывом. Так погиб старший из братьев Ходченко. А ещё только чудо спасло двух мальчишек и их мать, живших после войны в одной из уцелевших комнатушек «Белого дома» на Замковой горе. Немцы додумались в одну из печей этого дома вмуровать среди кирпичей мину в расчете на ее взрыв от нагревания. И эту печь действительно топили, но ошиблись гады в расчетах, далековато от верхнего свода заложили смертоносный «подарок». Мина не сработала от тепла, но это не конец истории. Эта печка с трубой располагалась на первом этаже посреди образовавшихся после сильного разрушения дома большого зала без второго этажа и крыши. Возникла необходимость разобрать эту печь на кирпичи. Двое мальчишек десяти и двенадцати лет вечером проделывали эту работу . В их руки попал, найденный в кирпичной кладке, небольшой деревянный «чурбачок» в полкирпича величиной. Этот «чурбачок» был отброшен ребятами в груду кирпичей. Уже темнело, работа на этот день закончилась, и «чурбачку» кирпичами не досталось.

Утром мать этих мальчишек увидела эту деревяшку, хотела ее расколоть на щепки, но увидев в ней металлические части, не решилась применить топор. А те же мальчишки, увидевшие утром «чурбачок» в один голос закричали: «Мама, это же мина!».

Мать взяла мину в руки и в сопровождении своих «героев» направилась в отделение милиции, куда и сдала смертоносный «сюрприз».

Этот эпизод войны после войны закончился благополучно, хотя и добавил седых волос в голове пережившей за войну много горя еще молодой женщины.

А сколько по району было встреч с минами, закончившихся трагическим исходом? Гибли люди взрослые, гибли любопытные неосторожные дети, погибал скот.

А подлые противотанковые мины? Они не взрывались под ногами людей и животных. Но они взрывались под тракторами во время вспашки полей. Усвяты помнят случаи через 20 и более лет после окончания войны.

Многие люди умирали от видимых и невидимых болезней, заложенных в них войной. Что стало впоследствии со многими детьми, родившимися незадолго до войны и оставшимися сиротами уже в раннем детстве? Многие из них, оставшись на попечении дедушек, бабушек или вообще чужих людей не видели детства, не знали родительской ласки, росли в голоде и холоде, зачастую в обстановке сильных стрессов из-за того, что они попросту мешали своим «воспитателям». Где-то к двадцати годам они ощутили первые звоночки разрушенного в детстве здоровья, после тридцати у них открылся целый комплекс болезней, а до сорока они, как правило, и не доживали. И сейчас никто не скажет, скольким людям и насколько война сократила их последние годы жизни.

А какие трагические случаи знает война, которая заставила по доброй или недоброй воле наших людей служить немцам! Этих война гнула безжалостно. Это они выдавали немцам родителей, советских воинов, коммунистов. И гибли уже пожилые люди, гибли рядом со своим жильем, некоторые закопаны заживо в собственных погребах.

А как же сами немецкие прислужники, «согнутые войной?» Многих судила страна, некоторые сами лишили себя жизни, над некоторыми кровавый суд вершили вернувшиеся с войны их же родственники или родственники преданных ими земляков.

Известен в районе случай, когда вернувшийся с фронта воин не вынес позора и застрелил свою мать, активно служившую фашистам!

Много огненных граней у минувшей войны, много в памяти людской разрушающих душу и тело воспоминаний. А значит, война продолжается. Война не закончена еще и потому, что не предан земле последний погибший солдат.

М. Титов

"Новая жизнь"